Система координат Гурова

Победитель Всероссийского конкурса «Учитель года-2020» Михаил Гуров преподает математику в Ростове-на-Дону. Зачем он ушел из науки в школу, работает ли социальный лифт для учителя, как не проворонить юного гения и почему для гуманитария математика похожа на привидение из «Гарри Поттера»? Об этом Гуров рассказал читателям «РГ».

Михаил Николаевич, когда вас поздравлял президент, он сказал, что его смущают слова «элитный» и «элитарный» в названиях учебных заведений. Не появляется ли сегодня между способными детьми из небогатых семей и хорошим образованием непреодолимый барьер — деньги?

Михаил Гуров: Деньги — отнюдь не входной билет в образование. Сейчас государство оказывает поддержку учебным заведениям, в том числе частным. В хороших лицеях развита грантовая система, очень много детей учатся бесплатно. Это и ребята с техническим складом ума, и те, кто проявил себя в искусстве. Родители могут воспользоваться материнским капиталом для оплаты образования. Возможностей масса, главное — желание учиться.

Вероятность того, что одаренные дети не попадут во внимание сильных учителей и не получат свой шанс, очень мала. Гения мы не провороним. Подтверждение тому Макар Волков, который впервые в мире получил обобщение знаменитой задачи Паппа Александрийского для «неклассических» арбелосов Архимеда. Он из вполне благополучной, но небогатой семьи. Его заметила учительница в восьмом классе обычной средней школы и направила в ростовский Центр дополнительного образования, где дети занимаются совершенно бесплатно, на бюджетной основе. Там мы с Макаром и погрузились в математику. Парень блестяще сдал ЕГЭ, учится в МГУ. Это классический путь, он открыт для всех. Я, кстати, и сейчас работаю не только в лицее, но и в этом центре.

Хрустальный пеликан, говорят, тяжелая птица? Как вы на церемонии награждения подняли его над головой?

Михаил Гуров: Да, птичка нелегкая. Помогло то, что я занимался тяжелой атлетикой. У меня теперь и маленькая, и большая птицы, они занимают почетное место в квартире. Дочка Мария Михайловна, ей скоро будет три года, предложила свить им на балконе гнездо, и пусть они там птенцов выводят.

Сейчас коллеги хотят увидеть мои разработки, открытые уроки, новые интересные мастер-классы. Человек я непубличный, это новая для меня роль.

Как вас встретили в лицее?

Михаил Гуров: Это было невероятно. Все-таки представитель частного образовательного учреждения впервые входит в финал и тем более становится победителем.

Вы с отличием закончили мехмат Южного федерального университета, у вас более 20 научных работ. Напомните, как звучит тема вашей диссертации, а то я, пожалуй, не выговорю.

Михаил Гуров: «Операторы свертки с осциллирующими ядрами или символами в пространствах Харди — Лебега и пространствах гельдеровских функций». Хотите спросить, есть ли у этого практическое применение? Но математика работает не так. Математика работает как трактор, она вспахивает поле, а потом на нем появляются ростки. Вот у моего исследования практических приложений сегодня немного, но с каждым годом их будет все больше.

Я о другом: почему же вы в школу пошли? Да и нужны ли школе преподаватели, которые «могут в науку»?

Михаил Гуров: Если вспомнить, как представляли свое будущее я и мои одногруппники в начале нулевых, то работа в школе всегда была в конце списка. Если вообще была. Мы видели себя менеджерами, аналитиками, руководителями IT-отделов. У меня получалось писать программные приложения, за которые платил бизнес. Потом я занялся наукой, и это тоже было перспективно. Но однажды меня попросили поработать в профильном лагере для одаренных детей. И неожиданно я понял, что оказался на своем месте. Это удивительное чувство, когда дети с твоей помощью совершают маленькие открытия. Удовлетворение получаешь намного больше, чем когда сам открываешь что-то. Если учитель приходит в школу из науки, он может принести колоссальную пользу. Надо уметь поставить перед учеником проблему, заинтересовать его. Вспомните ту же задачу Паппа Александрийского. Ее не могли решить несколько веков, хотя брались серьезные ученые. А школьник осилил эту задачу методами, доступными ребенку, освоившему математику на должном уровне. Креативность помогла сделать то, что не давалось признанным профессионалам.Задачу Паппа Александрийского не могли решить несколько веков самые серьезные ученые. А осилил ее впервые в мире школьник Макар Волков

На Западе внимание научного сообщества и бизнеса приковано к детским форумам и конференциям, потому что дети еще не обременены рамками научных школ. Мысли, которые они генерируют, поражают своей глубиной и простотой. Нет, идеи у детей не воруют, обычно это корректные заимствования. Ребенка указывают как автора или «выкупают» его идею, то есть инвестируют в его дальнейшее образование. Такие инструменты развиты в мире, и это набирает обороты в нашей стране тоже.

Существует ли социальный лифт для учителя?

Михаил Гуров: Сейчас у меня новый статус — Учитель года и советник министра просвещения РФ. Недавно меня включили в Госсовет. Как вы думаете, я могу этим воспользоваться, чтобы двигаться вертикально, стать, например, чиновником или директором школы? Другое дело, надо ли мне это. Да, это расхожее мнение, что людей в школу приводят обстоятельства, иногда не очень благоприятные. Для кого-то, может, это так и есть. Но за время общения с коллегами, я понял, что если бы они хотели, чтобы их жизнь сложилась по-другому, так бы и было. Всегда есть предложения уйти в другую сферу. Но даже те учителя, которые на кухне поругивают систему образования, не спешат расстаться со школой.

Вы, наверное, из очень-очень обеспеченной семьи, если можете позволить себе такой жизненный путь и работать там, где нравится?

Михаил Гуров: На самом деле я из очень-очень необеспеченной семьи, и в 90-х у нас не всегда было что есть. Я собирался пойти по стопам отца и стать моряком. Понимал, что без работы не останусь и буду иметь если не крышу над головой, то хотя бы каюту. Но математика была мне ближе, и в какой-то момент я понял, что хочу получить образование не корысти ради. И что если буду заниматься любимым делом и стану специалистом, то и заработать смогу.

Сбылось?

Михаил Гуров: Да, моя зарплата превышает среднюю по региону. Я преподаю в частном лицее, а в обычной школе учителю, чтобы получить приличную зарплату, нередко приходится брать больше часов. Я не считаю, что труд врача или учителя надо оценивать исключительно в деньгах, но было бы суперотлично, если бы представители этих профессий получали достойно на основной работе.

Есть еще одна острая тема — не секрет, что учитель уже не является непререкаемым авторитетом в обществе. Эти вопросы необходимо обсуждать, но давайте учитывать, что сейчас идет реформа образования, она в процессе, а оценивать работу, которая еще не доведена до конца, сложно. Все меняется на глазах, это чувствую и я, и коллеги.

Сейчас все чаще говорят, что мы теряем отечественную математическую школу. Это действительно так?

Михаил Гуров: Я очень далек от позиции «всепропальщиков». Сначала анализ, потом эмоции. Советская математическая школа была беспрецедентно сильной по меркам мирового сообщества. Многие системы образования взяли за эталон именно наши разработки. В том числе и Китай, который в последнее время сделал прорыв в математике.

Однако отечественная школа как была, так и остается одной из сильнейших. Об этом свидетельствуют победы на конкурсах для программистов, мировых математических и физических олимпиадах. За нашими выпускниками, без всякого преувеличения, выстраиваются в очередь крупнейшие корпорации. Главное, не допустить глобального оттока лучших учеников, а для этого надо создавать условия для развития в своей стране, и, на мой взгляд, они сейчас появляются.

Повезло гениям, а как быть обычному ребенку? Многие боятся математику до оцепенения. Что надо, чтобы школьник смело шел на урок?

Михаил Гуров: Помните фильм о Гарри Поттере? Там есть такой персонаж боггарт — привидение, которое принимает обличие ваших страхов, и чтобы его победить, надо поднять его на смех. Время от времени можно показывать детям, что математика — это такой боггарт, который им чудится в формулах. Надо суметь преподнести сложное в шутливой форме. Сейчас я делаю анимационную фигурку, у которой становятся дыбом волосы, расширяются глаза, она улыбается и грустит. В основе этих преображений лежат свойства параболы и окружности. Я хочу показать ребятам, что математика совсем не сухая и скучная наука.

Дети, которые убедили себя в том, что у них гуманитарный склад ума, просто требуют другого подхода. На них накладывает отпечаток XXI век, они визуалы. Это так называемое поколение альфа, информацию они по большей части воспринимают глазами. Как говорил Карл Фридрих Гаусс, математика — наука скорее для глаз, чем для ушей. Значит, надо так выстроить обучение, чтобы было понятно всем.

Мальчики способнее девочек в математике?

Михаил Гуров: Многое зависит от характера ребенка. Здесь нет четкой гендерной зависимости. Даже делить детей на «технарей» и «гуманитариев», как сейчас принято, надо с умом. Это рационально, но с определенного возраста, ведь способности к математике могут проявиться в разное время. На мой взгляд, такое деление не должно происходить в третьем-пятом классе, потому что ребенок лишается возможности прочувствовать всю красоту точных наук. Сейчас в школе есть интересный предмет «Мировая художественная культура». Я бы наряду с «Илиадой» и античной архитектурой рассматривал геометрию Евклида. Она появилась примерно в то же время и имеет невероятно емкие и красивые доказательства. Было бы справедливо, если бы геометрия Евклида шла в одной строчке с великими произведениями античного мира. Такие уроки и прогуливать никто не будет.

А сами прогуливали школу?

Михаил Гуров: Бывало, но по минимуму. Мама работала в нескольких местах и внушила нам с братом, что не может нас контролировать, надо самим за себя отвечать. А самый правильный, самый прямой путь к достойной жизни — образование. Я понимал, что если заброшу учебу, то меня ждет не самая хорошая судьба. Самообразование — мой пунктик. Я не жду, когда меня пригласят на курсы или на переподготовку, если мне что-то интересно, изучаю сам.

Это и есть суперспособность Михаила Гурова?

Михаил Гуров: Нет, это может любой. Но суперспособность у меня все-таки есть — я могу взять себя в руки и, когда поджимает дедлайн, организовать работу так, что все сделаю вовремя. Я никуда и никогда не опаздываю. Такое у меня жизненное кредо, хотя иногда это стоит нервов. Я с большим уважением отношусь к Андрею Николаевичу Колмогорову: в юности он уехал строить железную дорогу Казань — Екатеринбург. При этом успевал самостоятельно готовиться к экзаменам экстерном за среднюю школу. Только сильный духом человек может так себя организовать.

Почти весь прошлый год учителям пришлось вести уроки дистанционно. Как это сказалось на преподавании математики?

Михаил Гуров: Очно работать эффективнее, все-таки прямое взаимодействие играет большую роль, ведь учитель проводник не только знаний, но и мировоззрения. Хотя, надо отдать должное, дистанционные технологии сыграли нам на руку, даже средний балл ЕГЭ поднялся, а не упал, как многие ожидали. Сказалось то, что мы смогли быстро перейти к дистанционным методам. Дети были очень мотивированы. И на подготовку к экзаменам было больше времени — почти на полтора месяца.

Надо ли уменьшать нагрузку на детей? А на учителей?

Михаил Гуров: Для детей надо сбалансировать нагрузку. У них должно быть время попробовать себя в разных ролях и просто помечтать. А с нагрузкой на учителей необходимо разбираться, особенно у тех, кто берет классное руководство. Они пишут массу каких-то планов, справок и прочих бумаг. Это надо систематизировать. Возможно, я смогу помочь коллегам, будучи советником министра просвещения, донесу эту мысль и выскажу свои предложения.

А как суровые технари проводят свободное время?

Михаил Гуров: Суровый технарь — это я, да? Не прохожу мимо спортзала. Но все-таки мое главное хобби — математика. Есть ряд проблем, которые меня интересуют, и я думаю над их решением в свободное время.

Есть стереотип: преподаватель математики может так увлечься доказательством какой-нибудь теоремы, что и фамилию свою забудет. Вы тоже можете забыть у доски свою фамилию?

Михаил Гуров: Признаться, могу. Ну, забыл фамилию, бывает. Когда ты сильно увлечен своим делом, это отрывает от быта, ты живешь немного в другой системе координат. Знаете, что такое успех для меня? Дать возможность ученику превзойти себя вчерашнего. Если ребенок пришел с полным отторжением математики, а потом открыл ее красоту и гармонию — это результат. Пусть он не победит в международных конкурсах, не решит задачу века, но свой прорыв он сделал.Справка «РГ»

Хрустальный пеликан для «Учителя года» изготавливается по эскизу художников Дятьковского хрустального завода Зинаиды Чумаковой и Евгении Вольновой. Высота большого хрустального пеликана — около 250 мм, ширина — около 400 мм. Вес — примерно 6-8 кг. Размеры пяти малых пеликанов: высота — 150 мм, ширина — 220 мм, они полегче.

Идея символа главной награды, как и самого конкурса, родилась в «Учительской газете» больше тридцати лет назад.

По легенде, пеликан являет собой образец самоотверженной родительской любви: разрывая клювом собственную грудь, он кормит птенцов своей кровью. В 1764 году при Екатерине II пеликан стал гербом Московского императорского воспитательного дома. И сегодня на фасаде здания на Москворецкой набережной, где он располагался, можно увидеть пеликана с птенцами.

Украшен гипсовым пеликаном и бывший Сиротский дом в Санкт-Петербурге, где сейчас находится Герценовский педагогический университет. Пеликан красуется на логотипе РГПУ им. Герцена.

Математика совсем не скучная наука. У этой фигурки становятся дыбом волосы, расширяются глаза, она улыбается и грустит. А в основе лежат свойства параболы и окружности. Фото: Тагир Раджавов

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


доступен плагин ATs Privacy Policy ©
Skip to content