25 марта коронавирусу в Ростовской области исполнился год. Как все начиналось и когда закончится

Как всё начиналось

О первом официально подтверждённом случае заражения коронавирусом на территории Ростовской области региональный минздрав сообщил 25 марта 2020 года. Речь шла о молодой девушке, вернувшейся 21 марта из Таиланда.

К тому моменту в центральных регионах России количество заражённых исчислялось уже сотнями. Так что занос вируса в Ростовскую область, по большому счёту, был лишь вопросом времени, и все это понимали. По этой же причине за месяц до первого подтверждённого случая люди начали массово скупать продукты питания и гигиенические принадлежности. Особенным спросом почему-то пользовались туалетная бумага и гречка.

В тот же день, 25 марта, президент Владимир Путин объявил неделю с 28 марта по 5 апреля выходной, чтобы задержать распространение коронавируса. Однако в итоге локдаун продлили до конца апреля. Работали только магазины, продающие товары первой необходимости. Людей за выход на улицу без особой важности или справки штрафовали. На въездах в города выставили посты ГИБДД, которые пропускали автомобили только при наличии у водителей городской прописки или справки, дающей право на передвижение в режиме самоизоляции.

К концу апреля даже для передвижения по улице нужно было иметь на руках специальный пропуск.

Добавим, что о первой зафиксированной в Ростовской области смерти от коронавируса было сообщено 24 апреля. Молодому человеку было всего 34 года. Он приехал в Ростов из Китая, где работал врачом и помогал детям с ДЦП. При этом скончался он ещё раньше, 17 апреля.

Ограничения

Постановление губернатора № 272, пожалуй, первый региональный нормативный акт, о котором знают если не все жители Ростовской области, то хотя бы большинство. Подписан он был 5 апреля, действует до сих пор и, скорее всего, отменён будет не скоро.

Документ представляет собой список действующих в Ростовской области ограничений из-за распространения коронавируса. Именно в апреле он был наиболее обширным: запрещено было без необходимости выходить на улицы, посещать кладбища, практически встал общественный транспорт, были закрыты школы, торговые центры и общепит, приостановили даже плановую госпитализацию. А с 1 мая ввели и масочный режим.

Ослаблять режим самоизоляции, как и некоторые ограничения, начали в мае. Изначально этот процесс привязывали к конкретным показателям распространения коронавируса, объёму тестирования на COVID-19, загруженности коечного фонда и так далее. Говорилось, что будет три этапа отмены.

Однако очень быстро эта система перестала быть прозрачной. Ограничения снимали понемногу, без привязки к каким-либо этапам и показателям. В итоге к середине лета большая часть ограничений уже была снята. Процесс, возможно, шёл бы медленнее, если бы федеральное правительство не решило в конце июня спешно организовать по всей стране голосование о поправках к Конституции. В конце концов, было бы странно затевать столь масштабное событие в условиях локдауна. При этом все другие хоть сколько-нибудь массовые мероприятия были отменены или перенесены, в том числе, празднование 75-летия Великой Победы, Всероссийская перепись населения и так далее.

Добавим, что некоторые ограничения действуют в Ростовской области до сих пор. В частности, по-прежнему нельзя полностью заполнять зрительные залы в кинотеатрах и трибуны на спортивных мероприятиях, вроде как нельзя проводить культурно-массовые мероприятия, общепиту можно работать только до полуночи и так далее. К тому же продолжает действовать масочный режим.

Скорость распространения коронавируса

Самое главное противоречие во всей истории с коронавирусом в Ростовской области — это динамика введения ограничений, с одной стороны, и темпы распространения COVID-19 — с другой.

Так, к концу апреля — самого «жёсткого» по части числа действующих ограничений месяца — в регионе было зафиксировано меньше тысячи заболевших, шесть человек скончались. К концу мая заболевших было уже почти 5 тысяч, умерших — 38. Однако, как говорилось выше, ограничения понемногу стали отменять. В последний день лета 2020 года в Ростовской области официальное число заражённых составляло уже почти 14,5 тысяч, умерших — 351. При этом жизнь в регионе давно вошла в относительно привычное русло, все ходили на работу, ездили в транспорте, работали магазины, школы и детские сады открылись вместе с началом учебного года. О пандемии напоминали разве что повсеместные предупреждения о ношении масок.

Меж тем с осени ситуация с коронавирусом в Ростовской области начала резко ухудшаться. Если к концу лета ежедневно регистрировалось чуть больше 100 случаев заражения, то в октябре-ноябре был достигнут некий пик, когда каждый день выявлялось более 300 новых случаев, а количество зарегистрированных смертей от коронавируса зачастую превышало 20 человек в сутки. Медучреждения региона работали на пределе. Однако жёстких ограничений при этом никто уже не возвращал.

Примерно в это же время данные регионального штаба по борьбе с распространением коронавируса и Росстата по числу погибших от инфекции стали сильно расходиться. Они всегда не совпадали, но речь шла о небольшой разнице, которую можно было списать на специфику методик подсчёта, оперативность представления актуальных данных и так далее. Однако в октябре цифры разошлись сразу в 2,5 раза: Росстат давал 828 человек, основной причиной смерти которых был признан коронавирус, региональный штаб — порядка 330. По итогам ноября разница составила 266 человек (чуть меньше чем в 2 раза), в декабре «потерялся» 161 погибший.

В правительстве Ростовской области по поводу расхождений говорят следующее: «Отмечаемое расхождение в количестве смертей от заболевания новой коронавирусной инфекцией объясняется тем, что Росстат опирается на оперативные данные. Методика Минздрава РФ предписывает регистрировать смерть от ковида только на основании результатов патологоанатомического вскрытия».

По состоянию на 24 марта 2021 года общее число случаев заражения коронавирусом, выявленных в регионе, достигло 70,7 тысячи человек, инфекция унесла жизни 3447 человек.

Система здравоохранения

С начала пандемии в Ростовской области началось создание специальных ковидных коек. К маю их в регионе было больше тысячи, а первым ковидным госпиталем стал специальный инфекционный бокс ЦГБ, который был куплен городом к ЧМ-2018.

В дальнейшем под госпитали отводили всё новые и новые медучреждения, центральный же был создан на базе горбольницы № 20. Долгое время загруженность коечного фонда в Ростовской области не превышала 50%, однако к осеннему пику всё изменилось. В отдельные периоды она доходила почти до 90%. На уровне правительстве одно время даже собирались открывать дополнительные госпитали вне стен медучреждений, например в выставочных павильонах. Но до этого всё-таки не дошло.

По состоянию на март 2021 года ситуация с загруженностью ковидных коек в регионе достаточно благоприятная. В том же Ростове показатель долгое время держится на отметках ниже 50%. В итоге город уже официально объявил, что оставит работать только один ковидный госпиталь — на базе горбольницы № 20.

Однако главной проблемой для здравоохранения стала нехватка кадров. Точнее, она была всегда, но именно пандемия наглядно показала, насколько всё серьёзно. В частности, в Ростове кадровая укомплектованность первичного звена медицинской помощи в середине октября падала до уровня в 44%. Вдобавок к хронической нехватке медиков врачи болели, а зачастую и умирали от коронавируса. Прошедший год, к сожалению, унёс жизни многих известных опытных врачей Ростовской области. И если проблему нехватки коек можно решить достаточно быстро, то что делать с нехваткой специалистов — неясно до сих пор.

Перетрясла пандемия систему здравоохранения Ростовской области и в другом смысле. Пожалуй, самый громкий региональный скандал прошлого года — гибель пациентов в больнице № 20. О трагедии, развернувшейся в ковидном госпитале на базе «двадцатки» в ночь с 11 на 12 октября, сообщил врач-реаниматолог Артур Топоров, который в ту ночь был на смене. Медик сообщил, что из-за перебоев с кислородом задохнулись 13 пациентов. Эти слова подтвердил другой специалист — бывший главный реаниматолог медучреждения.

Несмотря на то что замглавы администрации Ростова по соцвопросам Елена Кожухова заявила, что данная информация не соответствует действительности и является фейком, министр здравоохранения России Михаил Мурашко дал поручение Росздравнадзору по Ростовской области выяснить причины массовой смерти пациентов в горбольнице № 20.

В итоге расследование дела о смерти пациентов начали в региональном Следственном комитете, где официально сообщили, что возбуждено уголовное дело о причинении смерти по неосторожности после гибели пяти пациентов, лечившихся в «двадцатке». С тех пор никакой информации о том, как продвигается расследование, не поступает.

На фоне скандала в отставку ушла министр здравоохранения Ростовской области Татьяна Быковская (официально — по собственному желанию), возглавлявшая ведомство последние 16 лет. Также была освобождена от должности глава ростовского горздрава Надежда Левицкая, проработавшая на этом посту 7 лет.

Добавим, что пандемия имела для регионального здравоохранения и одно положительное последствие — в правительстве нашли деньги на строительство первой в области специализированной инфекционной больницы. О том, что она нужна, говорилось не один десяток лет, однако лишь в мае 2020 года было объявлено о начале строительства. Заработать она должна в мае 2021 года.

Что дальше?

С начала марта 2021 года в Ростовской области количество ежедневно выявляемых случаев заражения коронавирусом стало снижаться. Сейчас это порядка 240-280 человек в сутки. При этом показатели смертности скачут день ото дня, зачастую достигая пиковых значений. Иными словами, ситуация по-прежнему оставляет желать лучшего, однако так серьёзно, как год назад, к пандемии в обществе уже не относятся. Люди во многом привыкли.

По всему миру идёт активная вакцинация от коронавируса, однако темпы её очень скромные. Например, в Ростовской области по состоянию на утро 24 марта обеими компонентами привито 77,3 тысячи человек при целевом показателе в 60% населения, а это более 2 млн человек. Вакцина поступает в регионы небольшими партиями, желающих привиться записывают в очередь. При этом никаких заявлений от федеральных властей о том, что выпуск вакцин будет увеличен, нет.

Подобная ситуация сложилась во всём мире. Так, во Всемирной организации здравоохранения заявляют, что распространение коронавируса в Европе продолжится. Как отметил директор Европейского регионального бюро организации Ханс Клюге, эту ситуацию можно изменить, если вакцинация будет идти быстрее.

Как бы то ни было, коронавирус уже изменил мир и, как бы это пафосно ни звучало, но прежним он уже не будет. При этом далеко не все его последствия можно назвать негативными. Так, по данным Минтруда РФ, до пандемии — в начале 2020 года — на удалёнке числилось около 30 тысяч россиян, сейчас их более 3 млн. То есть режим самоизоляции показал, что эффективно работать можно и из дома. Кроме того, по всему миру резко ускорился процесс цифровизации, список товаров и услуг, которые можно получить, не выходя из дома, значительно вырос.

Кроме того, системы здравоохранения в разных странах мира, пусть и дорогой ценой, получили хороший опыт борьбы с пандемиями. И хорошо, что поводом для этого стал коронавирус, имеющий всё-таки относительно невысокую летальность. Ведь очевидно, что будут и другие.

Тем не менее, коронавирус никуда не делся. По оценкам ВОЗ, до конца 2021 года пандемия точно вряд ли завершится. А COVID-19 останется с нами, по-видимому, навсегда. Недаром в Минздраве РФ уже не раз говорили, что вакцинация от него, скорее всего, станет ежегодной.

Информация сайта https://www.donnews.ru/

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


доступен плагин ATs Privacy Policy ©
Skip to content